Pax Tytania

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pax Tytania » Творчество » Не конкурент


Не конкурент

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Фандом: Tytania
Бета: Алексиель
Пейринг: Ариабарт Титания/ОМП, Ариабарт Титания/Жуслан Титания упоминаются
Рейтинг: PG
Предупреждение: немного ненормативной лексики

0

2

На базу прибывало высокое начальство.
Капитан корабля деликатно матюгался свозь зубы, раздавая зуботычины и наряды вне очереди. Две корабельные девицы - врач и связит - за последнюю неделю перепробовали несколько вариантов причесок, макияжа и способов "как наиболее завлекательно распахнуть мундир". Лейтенант Ан, признанный корабельный пидор, бегал к ним консультироваться, за что и был бит - дважды. Сначала девицами, которые боялись конкуренции, а потом сержантом Томми, который был новеньким и пидоров не любил. Он еще не знал, что жизнерадостный и безотказный лейтенант Ан был незаменим во время долгих полетов, когда девицы посылали всех и вся, начиная с капитана и кончая коком. А после того, как третья девица, тоже связистка, по прибытии в порт после очередной миссии побежала сразу за пеленками и распашонками, летенанта Ана стали ценить еще больше.
Лейтенант Никки Сэвидж на девиц не злился, лейтенанта Ана не высмеивал, но надежд никаких не питал. Прибывающее высокое начальство он знал давно, еще с тех пор как в каком-то баре, не разглядев как следует, с намеком положил ему руку на колено. За что и схлопотал в глаз. Ариабарт Титания, чтоб он... был здоров, очень не любил, когда его трогают без разрешения.
И теперь Никки, наводя красоту на рабочем месте, тоскливо предвидел, что в ближайшие несколько дней весь корабль обдрочится на командующего: кто открыто в душе (как лейтенант Ан), кто не отдавая себе в этом отчета (как сержант Томми), а кто - у себя в каюте, страдая (как лейтенант Никки Сэвидж).
Жизнь обещала быть откровенно хреновой.

Высокое начальство со свитой прибыло рано утром, подкинув невообразимую подлянку: его ждали не раньше обеда. Девицы не успели накраситься, лейтенант Ан не успел замаскировать синяк под глазом и теперь рыдал в сортире, а Никки как раз опрокинул чашку кофе рядом с шифровальным пультом. За что и слушал как капитан обещает ему насыщенную интимную жизнь в самом ближайшем будущем.
Если бы не сигнал вахтеного - попал бы Титания прямиком на представление для взрослых. А так капитан сбледнул с лица, подхватился и помчался встречать дорогих гостей, при этом поминая их – гостей - матушку, батюшку и всех остальных родственников, не считая придурков из Генштаба.
Никки тяжело вздохнул и принялся за уборку. Сегодня поглазеть на Ариабартa ему все равно не светило.

Вечером, вернее, уже ночью, Никки плелся к себе. Капитан, изнервничавшись за день, воспользовался поводом спустить пар и устроил ему разнос за утренюю чашку кофе. Никки отнесся к его нервным воплям с пониманием: если бы ему пришлось весь день общаться с Титанией, он бы тоже расстроился. Голубые глаза, золотые волосы, алые губы и такая задница - князь Титания был именно тем типом, который нравился Никки больше всего. И который никогда ему не обламывался.
А еще Ариабарт Титания остался на корабле ночевать. Никки был уверен - по крайней мере, половина команды сейчас мечтает о том, чтобы забраться в каюту, предоставленную высокому гостю, глянуть на него хоть вполглаза и сдохнуть счастливым от бластеров охраны.
В коридоре царил приятный полумрак и тишина, так что Никки без помех мог погрузиться в мечты. И отчаяние.
И вдруг он услышал, как бархатный голос Ариабарта Титания произносит:
- Вот, б...!
Никки рысью завернул за угол и увидел, как герой его ночных грез (и дневных, что уж греха таить), растянулся на полу, споткнувшись о снятую стенную панель. Эту панель сержант Томми просто не успел поставить на место - ему пришлось сопровождать в лазарет совершенно потерянного лейтенанта Ана.
И как растянулся - мундир задрался, вся фигура выражает беззащитность и недоумение, лежит задницей кверху, и так удобно, мало того, что все видно, так и еще, если бы Никки сейчас пристроился...
- Лейтенант! - окликнули его недовольно. - Мне вам еще раз дать в глаз?
"Он меня помнит!", счастливо подумал Никки и помог Ариабарту встать.
Ненаглядное начальство очаровательно наморщило нос, оглядываясь.
- Бардак, - сказал Ариабарт.
- Да, ваше превосходительство! - согласился Никки. - Но лейтенат Ан так икал, что у нас времени не было панель на место поставить. А потом...
Он замялся. Оскорблять начальственный слух словом "проебали", хоть и наиболее в данной ситуации подходящим, не хотелось.
- Я так и подумал, - сухо заметил Ариабарт. - Сержант?..
- Лейтенант, - торопливо подсказал Никки.
- Вас повысили с нашей последней встречи, - одобрительно кивнул Ариабарт. - Ну, я сразу подумал, что человек, лапающий начальство, далеко пойдет.
Никки застенчиво потупился.
- И кем вы сейчас служите? Нет, подождите, - внезапно прервался Ариабарт. - Лейтенант...
- Никлас Сэвидж.
- Никлас, может быть, мы пройдем ко мне в каюту? В конце концов, я так и не успел в тот раз перед вами извиниться...
- Это я должен просить прощения, - покаянно сказал Никки. - Я вас не узнал.
- Тот, кто меня узнает, обычно меня не трогает, - почему-то грустно признался Ариабарт. - Никки, вы любите чай?
Чай Никки любил. Особенно когда к нему прилагалась возможность поглазеть - причем вблизи! - на князя Титанию.
Они разговаривали о каких-то пустяках, а потом Ариабарт положил Никки на колено руку и сказал:
- Давайте сделаем вид, что мы встретились в первый раз, и я еще ничего не успел сделать...
Никки замер, прокручивая в голове варианты. Он мог:
- дать Ариабарту в глаз и уйти. После этого выиграть общефлотское соревнование на звание самого крупного мудака и застрелиться от осознания собственной дурости;
- сделать вид, что он ничего не понял и уйти. Все равно оказаться полным мудаком и всю оставшуюся жизнь страдать от незавершенного гештальта. И все ближайшие дни - от недотраха. Потому что сейчас Никки даже лейтенант Ан не даст;
- дать Ариабарту.
Никки тщательно обдумал последний пункт. Что-то ему в нем не нравилось...
Он аккуратно убрал руку Ариабата со своей ноги и намекнул:
- Кажется, в прошлый раз мы сидели так...
И сжал колено собеседника.
Ариабарт солнечно улыбнулся.
А наутро Никки сидел за своим пультом и смотрел, как Ариабарт расхаживает по мостику, разговаривает с капитаном, и время от времени с сомнением смотрит на кресло. Но не садится.
Никки было тяжко. Приходилось выполнять служебные обязанности, ловить поступающие ЦУ и при этом не улыбаться в пространство, как влюбленная божья коровка.
И это было труднее всего. Каждый раз, когда он видел, как Ариабарт неловко поднимает руку (они вчера упали с кровати и Ариабарт стукнулся плечом) или поправляет ворот мундира (Никки дорвался и наставил ему засосов везде, куда дотянулся), или поворачивает голову, мягко улыбаясь (обще эстетический мультиоргазм), Никки хотелось встать, воздеть руки и разрыдаться от счастья.
Останаливала его только мысль о том, что лейтенант Ан, узнав обо всем, сбрендит от ревности и пристрелит его нахрен. А все остальные (исключая, может быть, сержанта Томми) надругаются над его трупом.
Ники, конечно, знал, что все закончится в ту же секунду, как Ариабарт Титания сойдет с корабля. Зачем князю лейтенант, пусть даже он (князь) попросил его (лейтенанта) снова прийти вечером и на всю ночь. Даже если бы Никки и питал какие-то надежды, то после того, как он нашел...
А он нашел. Когда Ариабарт махнул рукой в сторону сумки на столе и велел взять там "чего-нибудь к чаю", то обалдевший Никки вместе с пачкой гандонов вытащил записку от лорда Жуслана с просьбой развлекаться, но знать меру. А то в прошлый раз лорд Ариабарт после инспекции изволили отсыпаться и были всем довольны, а лорд Жуслан скучал без допуска к телу.
Когда он показал записку Ариабату, тот просто посмеялся и сказал, что Жуслан был сам виноват.
Так что Никки знал, что счастье его недолго.
Но ведь было же!
А днем Никки шел, нет - плыл, нет - шествовал в столовую, зная, что обед сегодня будет гораздо приличнее обычного и самое главное - он увидит Ариабарта! И сможет пялиться на него, сколько влезет, все равно все остальные будут заниматься тем же самым.
Он услышал хихиканье летенанта Ана, чей-то ответный смех, раскрыл глаза и остолбенел.
Прямо перед ним лорд Ариабарт Титания разговаривал с этим чертовым пидором (на этот раз в плохом смысле слова) лейтенaнтом Аном (чтобы он в следующий раз вместо смазки клей использовал). И рука лейтенанта лежала на плече Ариабарта - который не любил, когда его трогают без разрешения!
"Вот ведь блядь", ошеломленно подумал Никки, не зная, имеет ли он в виду ситуацию в целом или конкретно Ариабарта.
Вот ведь блядь!
Он гордо прошел мимо голубков, не обращая внимания на оклик Ариабарта, зашел в столовую, взял поднос с невиданными деликатесами, сел за пустой стол в самом углу и загрустил.
Было обидно.
Никки откусил от огурца, мстительно представив на его месте член Ариабарта, и подумал, сможет ли тот с Аном договориться. Ан предпочитал быть исключительно снизу (за что и был ценим командой), но и Ариабарт, как вчера понял Никки любил, чтобы трахали его, а напрягаться сам соглашался исключительно ради лорда Жуслана.
«Кабачок им пошлю», - злобно подумал Никки. – «Сопру на камбузе и пошлю. И пусть с ним договариваются».
- Ни-и-ик! - пропел рядом голос ненавистного соперника. - Куда же ты так быстро ушел?
- Уйди, по-хорошему прошу, - кабачок в воображении Никки достиг чудовищных размеров.
- А лорд Ариабарт спрашивал о тебе, между прочим, - обиделся лейтенант Ан и пересел к сержанту Томми, который даже не стал его посылать по матери. Или просто на хуй. Наверное, потому что в этот момент в столовую зашел лорд Ариабарт со свитой, и сержант Томми уронил вилку от переполнявших его чувств.
И тут Никки понял, какой же он идиот.
Вечером он прокрался в каюту Ариабарта, вспоминая фразу, которую капитан любил повторять перед тем, как устроить кому-нибудь разнос: «мальчик, девочка, какая в жопу, разница".
»Именно», - думал Никки. – «Какая разница, как он улыбался Ану? Дал-то он мне. Ну и лорду Жуслану, но это не считается». Лорд Жуслан, как слышал Никки, тоже не скучал.
Он воровато оглянулся, постучался и вошел, не зная, что увидит.
Ариабарт сидел на кровати, вертя в руках шейный платок.
- Лейтенант Сэвидж по вашему приказанию прибыл, - шелкнул Никки каблуками.
Ариабарт удивленно посмотрел на него:
- Ты что? Иди сюда, раздевайся.
Никки решил не спрашивать ехидно про лейтенанта Ана.
Вместо этого он сдернул униформу (наверняка поставив флотский рекорд) и был награжден за скорость восхищенным взглядом Ариабарта.
Никки растаял. Он примостился на краю кровати, огладил взглядом все, что увидел, а руками - все, до чего дотянулся, получил по носу, возмутился и повалил Ариабарта на постель.
Тот довольно вздохнул.
- Лейтенант, - сказал он мягко.
- Да? - Никки стащил с него штаны и аккуратно повесил их на стул.
- Я в вашем распоряжении.
Никки кивнул, провел ладонью по стопе Ариабарта. Тот дернулся.
- Щекотно.
Никки задумчиво пощекотал его под коленкой.
- Никки!
Никки подхватил Ариабарта под колени, подтянул к себе. И в очередной раз восхитился, как тот, даже лежа перед ним в чем мать родила, и ноги раздвинув, руки закинуты за голову, глаза полуприкрыты, губа закушена, в общем поза "выеби, пока не отобрали", так вот даже в такой позе Ариабарт ухитряется выглядеть так, что хочется встать по стойке смирно.
Не зря Титания всю Вселенную под себя положила, патриотично подумал Никки.
Он потянулся к столу за смазкой. Ариабарт заерзал.
- Быстрее.
- Служу Титании, - ухмыльнулся Никки.

А через два дня инспекция закончилась. Князь Ариабарт Титания остался всем доволен, о чем и обьявил на смотре. Личный состав дружно выдохнул.
Никки тоже.
Ариабарт сказал еще пару фраз, попрощался и ушел. Личный состав флота, начиная с капитанов всех проинспектированных кораблей и кончая девицами-связистками, грустно смахнул слезу.
Никки незаметно, за спинами остальных, просочился к выходу. Он, конечно, не ждал прощального поцелуя, но...
Он как раз успел увидеть, как Ариабарт жестом отсылает свою свиту и входит в шатлл. А встречает его...
- И сюда за ним прилетел. Надо же, как соскучился, - услышал он за собой сочный бас. Никки оглянулся - один из вице-адмиралов Ариабарта.
- Что, лейтенант, прощаться выбежал? - усмехнулся тот в усы.
- Никак нет, я...
- Да ладно! Ты не первый, кто так бежит. Только учти, лейтенант - все, что было, вспоминать можешь, но исключительно про себя. Не потому, что ему повредишь. А потому, что тебя свои же от зависти порвут.
Никки подумал о лейтенанте Ане и кивнул.
- Вот! - довольно пробасил вице-адмирал. - Иди служи, лейтенант. А я пойду, попробую с лордом Жусланом поговорить пока они не... улетели.
Никки сел на ступени трапа, глядя на суматоху в порту.
Не первый, так не первый. Но в эти несколько дней он точно был единственным. И на прощание заиграл у Ариабарта шейный платок - на память.
Никки прикоснулся к нему. И побледнел.
Похожий платок, кажется, уже давно носил капитан...

0


Вы здесь » Pax Tytania » Творчество » Не конкурент